logo
VK OK Telegram Twitter G+ Facebook YouTube

Что я помню?

11.09.2010|mv

Наш городок по историческим меркам еще сущий младенец. Ему всего 138 лет. Но все же это больше, чем век человеческий. Какой была Ясиноватая хотя бы 60 лет назад, сегодня могут рассказать совсем не многие ее жители. Хорошо помнит облик послевоенной Ясиноватой Елизавета Тарасовна Голенкова. Родной город в ее памяти – не только дома и улицы, а еще люди. Но для школьного учителя с сорокалетним стажем работы это и неудивительно.

В одном из июньских номеров «Местного времени» мы публиковали воспоминания Елизаветы Тарасовны о годах войны, об эвакуации в далекий Казахстан, о времени оккупации города. Сегодня учительница рассказывает о послевоенной жизни Ясиноватой и ясиноватцев.

Что я помню?

«Во время войны от фашистов пострадал в основном железнодорожный узел: о том, что из 147 километров пути гитлеровцы оставили целыми только два, многие, наверное, слышали. А вот сам город во время войны пострадал мало. Правда, многие дома смотрели тогда на улицы выбитыми стеклами, как слепыми глазами. Сразу чувствовалось: люди натерпелись. И как жалко было видеть следы войны!

Помню, нас, вернувшихся из эвакуации ясиноватцев, земляки встречали по-разному. Кто-то радостно, с теплыми словами. Кто-то с раздражением и недоброжелательностью. Но и тогда, и сейчас я этих людей понимаю и ни в чем не виню. В то трудное голодное время государство выделило таким, как я, хлебные карточки. А тем, кто выбраться из города не смог, – нет. Как будто в наказание за то, что люди пережили оккупацию. Но в чем они были виноваты?

Но мы все равно очень радовались, что наконец вернулись домой. А отношения с горожанами вскоре наладились.

Помню, как в мае 1945-го поздно вечером прибежала ко мне моя коллега: «Лиза, война окончилась!» Я бегом на улицу, а там уже народу, народу! Как узнали так быстро? Собрался импровизированный митинг. Люди плакали, обнимались, некоторые в обморок падали, вспоминая погибших на фронте родных и близких. Страшно обо всем этом вспоминать… Под конец пошел дождь. И Дмитрий Захарович Миненко сказал тогда такие слова: «Видите, и природа об ушедших плачет…»

Три городские школы – первая, вторая и четвертая (тогда она называлась 53-я новостройка, потому что была третьей по счету, построенной до войны в Ясиноватой), оказались целехонькими. Правда, сразу приступать к занятиям в четвертой школе, где я работала до войны, было нельзя: там и госпиталь находился, и, говорят, конюшня. Нужен был хороший ремонт. Поэтому какое-то время пришлось тесниться во второй школе. Но город рос, застраивался, восстанавливался буквально на глазах. И скоро мы уже вошли в свои классы.

Что я помню? После войны за нашей улицей Дзержинского, вплоть до улицы Советской, была степь. Там, где сейчас улицы Леси Украинки, Ореховая – городская власть выделила учителям огороды, и мы выращивали на них овощи. На улице Некрасова действовал магазин «Пассаж». А четвертый магазин был последней торговой точкой в этой стороне города. Это уже потом, позже, построили здание, в котором долгие годы работал магазин, многим ясиноватцам известный под названием «Сорокушка». А само здание и до сих пор так зовут. На месте кладбища, где были похоронены итальянские солдаты, выросли первые корпуса стационарных отделений железнодорожной больницы.

В 1947 году начали строить машиностроительный завод. Какое это было знаменательное для города событие! Я уже говорила, что за нашей улицей тогда степь была. И мы отсюда хорошо видели, как идет строительство, как поднимаются заводские цеха».

Вспоминала Елизавета Тарасовна и своих учеников. А сколько их было за долгую профессиональную жизнь! С любовью говорила учительница о Володе Донцове, прилежном, дисциплинированном, старательном. Это гораздо позже, уже став взрослым человеком с высшим образованием, Владимир Андреевич возглавлял исполнительный комитет Ясиноватского районного совета народных депутатов, избирался депутатом Ясиноватского районного совета и Донецкого областного совета, был председателем Ясиноватского районного совета, получил Красное Знамя ЦК КПСС, серебряную и бронзовую медали Главного комитета ВДНХ. А в первый класс он, как и другие его сверстники, пришел худеньким робким мальчонкой. Который, как выяснилось, единственный в классе знал тогда, кто такой дедушка Ленин.

Еще один мальчик, учить которого оказалось настоящим удовольствием, был Игорь Беликов. Такой серьезный, с всегда выполненным домашним заданием. «Вызовешь Игорька к доске, он получит за ответ (всегда правильный) оценку и обязательно скажет «Спасибо», – улыбается Елизавета Тарасовна. – Он такой единственный был за все годы моей учительской работы. До сих пор удивляюсь!»

А как же без шалунов? Конечно, были у Елизаветы Тарасовны и такие. Вот, например, Витя Толстой. Вот уж непоседа из непосед! То и дело отца в школу приходилось вызывать. Володя Александров сначала учился в параллельном классе. Но учился так, что проводил уроки в школьном коридоре – не выдерживая зловредных выходок мальчишки, учительница выставляла его за дверь класса. Вольному воля! Он умудрялся мешать проводить уроки сразу в нескольких классах. Перевели его в класс к Елизавете Тарасовне. И уже в скором времени шалун угомонился, и даже начал домашние задания выполнять.

Настоящая гордость Елизаветы Тарасовны – ее ученики, которые сами стали учителями. Валя Кравченко много лет учила ясиноватскую детвору в первой школе. Валя Папушина большую часть своей жизни отдала профессионально-техническому училищу № 24 (теперь строительный лицей). Настоящий учитель – творческий, всесторонне одаренный, работает во второй школе – Ирина Срибная. «Ирочка тонко чувствует детей, – рассказывает ее первая учительница. – Она не просто учит читать, писать, считать. Ирина прекрасно рисует, поет, на пианино играет. Все это очень помогает ей в работе. Несколько лет назад областной совет даже наградил ее легковым автомобилем».

Для каждого из нас город выглядит по-своему. В памяти жительницы нашего города Елизаветы Тарасовны Голенковой Ясиноватая и ясиноватцы вот такие.

В. Негородова

Просмотров: 1 070
Чтобы оставить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь.