logo
VK OK Telegram Twitter G+ Facebook YouTube

Шествие победителей: Парад Победы 1945 года глазами ветерана Кужильного

18.02.2020|YaCity

Герой спецпроекта ФАН — «Дед Победы» — 95-летний ветеран Алексей Кужильный шел в особом батальоне на Параде Победы 9 мая 1945 года. Мы надеемся, что в этом году он сможет увидеть парад в честь 75-летия Победы своими глазами, а пока что рассказываем о том самом, первом параде победителей.

Решение о проведении парада в часть разгрома нацистской Германии было принято лично Иосифом Сталиным вскоре после Дня Победы — 15 мая 1945 года. Как вспоминал заместитель начальника Генштаба, генерал армии Сергей Штеменко, на совещании 24 мая 1945 года генералы предложили отвести на подготовку исторического события два месяца. Сталин приказал провести парад через месяц.

Возможно, Верховный Главнокомандующий исходил из тех соображений, что во второй половине лета 1945 года необходимо сосредоточить усилия на подготовке военной операции против Японии. Согласно договору с союзниками по антигитлеровской коалиции, Советский Союз должен был вступить в войну не позднее чем через три месяца после разгрома нацистской Германии.

Идея собрать представителей всех фронтов и всех родов войск на Красной площади также принадлежала Сталину. Главное условие: личный состав должен был формироваться из числа бойцов и офицеров, наиболее отличившихся в боях и имеющих боевые ордена.

От каждого полка для Парада Победы решили выделить один сводный полк. В каждый такой полк должно было войти ровно 1059 человек — 1000 рядовых и сержантов, 19 человек командного состава, а также 36 знаменщиков с четырьмя ассистентами-офицерами. Сводный полк состоял из шести рот пехоты, одной роты артиллеристов, одной роты танкистов, одной роты летчиков и сводной роты (кавалеристы, саперы, связисты). Бойцы были вооружены винтовками, автоматами, карабинами и пистолетами, а кавалеристы — шашками.

С 10 июня началась подготовка прибывших в Москву сводных полков и особого сводного батальона из 200 бойцов, задача которого была — бросить фашистские штандарты и знамена к Мавзолею. В их число попал наш герой Алексей Николаевич Кужильный.

«Готовили нас по полной программе: по многу часов подряд отрабатывали строевой шаг, — вспоминает он. — На фронте многие об этом позабыли. Учились прохождению коробкой, поворотам в строю».

19 июня была генеральная репетиция на Центральном аэродроме, а ночью 21 июня — на Красной площади.

«Нам выдали немецкие знамена, но не те, с которыми мы шли 24 июня, а другие. Тогда в столицу их привезли много», — вспоминает ветеран.

Но, с улыбкой отмечает собеседник ФАН, несмотря на осознание значимости предстоящего парада, большого волнения, что чего-то не получится, не было: «Чего волноваться. Страшного ничего уже не было. Уже была Победа».

На парад предполагалось вывести десять сводных полков всех фронтов и сводный полк Военно-Морского Флота. К участию в нем привлекались также слушатели военных академий, курсанты военных училищ и войска Московского гарнизона, а также военная техника, в том числе авиация.

Для командующего Парадом Победы Константина Рокоссовского выбрали вороного коня караковой масти по кличке «Полюс». Принимающему парад маршалу Георгию Жукову после тщательного отбора достался прекрасный белый конь терской породы по кличке «Кумир».

Существует легенда о том, что, якобы, сам Верховный Главнокомандующий отказался принимать парад, потому что упал с коня, когда вздумал попробовать себя в роли «маршала на белом коне». «Стар я уже, чтобы принимать парады», — заявил он. Впрочем, документально подтвердить эту легенду вряд ли когда-то удастся.

По первоначальному замыслу, шествие войск должно было начаться с выноса Знамени Победы, которое доставили в Москву 20 июня из Берлина. Но организаторы посчитали, что у героев, Михаила Егорова и Мелитона Кантарии, штурмовавших Рейхстаг, не хватает строевой выправки для столь торжественной церемонии.

24 июня 1945 года в Москве с утра начался довольно сильный дождь. Впрочем, он был не страшен солдатам, прошедшим огонь, воду и медные трубы войны.

«На рассвете наш батальон построили возле собора Василия Блаженного, — вспоминает Алексей Кужильный. — Вы не поверите, но дождя мы не замечали, настроение было приподнятое, каждый чувствовал огромную ответственность за порученное».

В грузовиках привезли немецкие знамена и штандарты. Алексею Николаевичу достался штандарт кавалерийской части: на алюминиевом древке — огромное красное полотнище с белым кругом в центре, на котором была вышита черная свастика. Сверху на длинных шелковых лентах свисали большие кисти с бахромой.

«Некоторые знамена были с крестами, памятными лентами с названиями городов, где они побывали (а это, считай, вся Европа), — вспоминает Алексей Николаевич. — Суворовцы, стоявшие рядом с бойцами особого сводного батальона, стали выпрашивать на память эти кресты и ленты, но их остановил сотрудник музея: «Давайте, товарищи, беречь трофейное имущество!».

С самим Алексеем Кужильным произошла занятная история. Командир особого батальона старший лейтенант Дмитрий Вовк придирчиво осмотрел все знамена и штандарты. Остановился возле нашего героя.

– Кужильный, у тебя на ленте длинная бахрома, неровен час, наступишь на нее, споткнешься, лучше отвяжи.

– Куда же я ее дену? — растерялся солдат.

– В карман положи.

Алексей Николаевич вспомнил об этих оторванных кистях уже тогда, когда батальон после парада возвратился в казарму. Долго хранил их у себя, а потом отдал в музей своего города Ясиноватой. К сожалению, после ограбления были утеряны все трофеи, в том числе, бахрома фашистского стандарта.

Но вернемся в 1945 год. К девяти часам утра 24 июня гранитные трибуны у Кремлевской стены были заполнены самыми разными деятелями: депутатами Верховного Совета СССР и РСФСР, работниками наркоматов, деятелями культуры, учеными, тружениками московских заводов и фабрик, духовенством РПЦ, иностранными дипломатами и многочисленными зарубежными гостями.

В 9 часов 45 минут на Мавзолей поднялись члены Политбюро ЦК ВКП во главе с Иосифом Сталиным. Ровно в 10 часов, с боем кремлевских курантов, Георгий Жуков на белом коне выехал на Красную площадь.

Вот как об этом вспоминает Алексей Кужильный.

«В 10 часов утра из Спасских ворот выехал на белом коне Георгий Константинович Жуков, принимавший парад. А встретил его командующий парадом Константин Константинович Рокоссовский. Наша коробка, наш батальон стоял у Лобного места. А когда Жуков принял рапорт, они поехали поздравлять всех-всех победителей… Это не передашь словами».

Маршал Жуков поочередно здоровался с воинами сводных полков и поздравлял участников парада с победой над фашистской Германией. В ответ ему звучало тысячеголосое «Ура!».

Объехав все полки, маршал поднялся на трибуну, с которой поздравил весь советский народ. После этого над замершей Красной площадью зазвучал Гимн Советского Союза. После него раздались 50 залпов артиллерийского салюта, и прокатилось мощное троекратное «Ура!».

Торжественный марш победителей открыл командующий парадом Маршал Советского Союза Константин Рокоссовский. Вслед за ним шла группа юных барабанщиков — воспитанников 2-й Московской военно-музыкальной школы.

Первым из сводных полков маршировал полк, представляющий воинов самого северного фронта — Карельского. Порядок прохождения сводных полков фронтов был построен по географическому принципу — с севера на юг. К слову сказать, в составе сводного полка 1-го Белорусского фронта шла и группа солдат Войска Польского, которую возглавлял генерал Владислав Корчиц. В современной Польше об этом факте истории не очень-то принято вспоминать.

Огромный оркестр численностью 1400 музыкантов не умолкал все время прохождения сводных полков. Каждый полк шел под свой боевой марш.

«И вдруг оркестр смолк, — вспоминает Алексей Кужильный и сам делает паузу. — А когда раздался гром барабанной дроби, командир нашего сводного особого батальона махнул шашкой — и мы пошли. Поравнявшись с Мавзолеем, сделали поворот направо и медленным шагом, шеренга за шеренгой, подходили и швыряли фашистские знамена и штандарты. Там еще была такая риштовка из досок: то ли чтобы землю ими не осквернять, то ли чтоб не мокли. Я в бросок вложил всю ненависть к тряпке со свастикой».

По словам ветерана, знаменосцы «сработали без сучка и задоринки — все было доведено до автоматизма».

«Швырнув кавалерийский стяг, краем глаза вижу, как Сталин на трибуне поднял было руку, но стоявший рядом с Жуковым Буденный что-то сказал ему, и вождь опустил руку, затем начал аплодировать», — вспоминает Алексей Николаевич интересную деталь.

Вслед за Сталиным и все собравшиеся на трибунах начали аплодировать воинам-победителям.

После этого кульминационного момента снова заиграл оркестр. На площадь вступили части Московского гарнизона, за ним — сводный полк Наркомата обороны, слушатели военных академий. Замыкали эту часть шествия воспитанники суворовских училищ.

Затем мимо трибун рысью прошла сводная конная бригада во главе с генерал-лейтенантом Николаем Кириченко, проехали расчеты зенитных установок на машинах, батареи противотанковой и крупнокалиберной артиллерии, гвардейские минометы, мотоциклисты, бронемашины, машины с десантниками.

Парад техники продолжили танки Т-34 и ИС, самоходные артиллерийские установки. Завершился парад на Красной площади прохождением сводного оркестра.

Парад длился 122 минуты. Все это время не прекращался дождь, но мало кто обращал на него внимание.

«Уже после Парада Победы ребята увидели снимок в одной из газет, — вспоминает Алексей Кужильный. — Прибежали ко мне: «Смотри, Алешка, ведь это же ты!». А я разглядывал фотографию, узнавал и не узнавал себя — вроде бы похож, и знамя фашистское, и древко металлическое — тоже. Впрочем, разве это главное? Ведь все мы — и те, кто участвовал в параде и попал в объектив фотокорреспондентов или кинохронику, и миллионы других фронтовиков, — были победителями. И это увидел весь мир. Вот что важно!».

К вечеру 24 июня дождь прекратился, и праздник вылился на улицы Москвы. На площадях играли оркестры. Среди тысяч ликующих москвичей были и те, на кого они с гордостью смотрели утром — участников Парада Победы после праздничного обеда отпустили в увольнительные, и они тут же снова поехали на Красную площадь. Среди них был и Алексей Кужильный. В 23 часа начался грандиозный салют: из 100 аэростатов, поднятых зенитчиками, залпами полетели 20 тысяч ракет. Великий народ праздновал самую великую в мировой истории Победу.

Напомним, Федеральное агентство новостей посвятило Алексею Николаевичу Кужильному специальный проект. Мы знаем о его мечте попасть на парад Победы 2020 года в честь 75-летия Победы в Великой Отечественной войне и постараемся привлечь к ней внимание общественных организаций и ответственных ведомств.

Просмотров: 14
Чтобы оставить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь.